ИНТРО ИСТОРИЯ ДИСКОГРАФИЯ ВИДЕОГРАФИЯ ФОТО БИБЛИОТЕКА ФОРУМ ССЫЛКИ





Наталья Челищева - "АЛИСА" история группы (Фрагмент книги)



  ... Святослав Задерий родился в Ленинграде в 1960 году. Свою первую рок-группу «Летающая крепость» он собрал в 1978-м, окончив школу И поступив в техникум приборостроения. Почему у Святослава не сложились отношения с им самим созданным коллективом, история умалчивает. Так или иначе, в 1980 году Задерий бьш изгнан из «Крепости» и тут же собрал новый состав - «Хрустальный шар». За это время он успел год проучиться в джазовой школе, но потом бросил ее. Вскоре «Хрустальный шар» вступил в только что созданный в 1981 году Ленинградский рок-клуб. В составе группы в тот момент значились: Святослав Задерий (по прозвищу «Алиса») - вокал, бас; Михаил Нефедов - барабаны; Андрей Христиченко (по прозви­щу «Кролик») - вокал; Владимир Богатырев «Кровавый») - гитара. (Обратите внимание, здесь в нашем повествовании впервые появляется слово «Алиса»!) В достаточно вялом состоянии «Хрустальный шар» пребывал до 1983 года, когда гитарист Вдимир Богатырев женился, после чего группа практически распалась...

  На одном из заседаний рок-клуба, в котором творческий простой не приветствовался, к Задерию подошел клавишник Павел Кондратенко и предложил объединить усилия с группой «Демокритов колодец». «Демокритов колодец» бьш детищем приехавшего из Красноярска гитариста Андрея Шаталина. Шаталин тогда учился в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта (ЛИИЖТ), жил в общежитии. Вспоминает Задерий: «Шаталина Я до того уже видел - он высту­пал в группе «Демокритов колодец», им самим созданной. И когда яузнал, что человек из Красноярска умудрился создать здесь группу, написать для нее и тексты и музыку, и при этом у него еще в группе грузин с Салтыковым, позже известным по другим проектам... Шаталин был такой - Железный Дровосек - совершенно спокойный, очаровательный мужчина. Он мне импонировал больше всех вэтой группе - а они играли в стиле «Бостон», довольно жесткую музыку. И было видно, что от Шаталина там основная энергия и идет, несмотря на то, что он сам по себе скромный и спокойный...». В состав «Демокритова колодца» на момент знакомства со Славой «Алисой» входили вокалисты Тимур Боджгуа и Виктор Салтыков, гитарист Андрей Шаталин, басист Эдуард Иванов и барабанщик ВлаДимир Трофимов (последний до этого играл в «группе сопровождения» у Софии Ротару). Шаталин действительно являлся стержнем группы, и «Демокритов колодец» развалился практически сразу после начала работы Андрея с Задерием. Поэтому бьшо бы неточно утверждать, что новый состав Задерия сложился из музыкантов «Хрустального шара» и «Демокритова колодца» - Задерий забрал к себе понравившегося ему Андрея Шаталина и, кроме того, Павла Кондратенко, который познакомил его с Шаталиным. Из «Хрустального шара» в новый коллектив влились Задерий и барабанщик Михаил Нефедов. Встал вопрос о репертуаре, но предоставим слово Задерию: «Ситуация была такая: Шаталин любит «Бостон», «хард-рок», «Дип Пепл». Паша Кондратенко - более мягкую музыку, я увлекался психоделическими сложными штуками, поэтому вроде бы сначала произошла несостыковка, но потом я их уговорил... С помощью алкоголя, места и аппаратуры: ребята, почему бы нам, собственно, не сойти с ума, и не начать изначально - с хаоса? Давайте не будем задаваться вопросом «что мы будем играть?», а просто будем играть и чувствовать гармонию того, кто играет дальше. То есть принцип был очень простой, и постепенно мы составили «хаосную» программу - «Синтезатор Сладострастия»...». (Отметим глубокий философский подход Задерия. Он вырос в профессорской семье, и к формированию концепции вновь создаваемой группы подошел с сугубо научной стороны. Как известно, любая космогоническая структура начинается с состояния Хаоса. Это присуще началу любой мифологии. Уже потом какая-нибудь птица гагара извлекает из Хаоса кусочек суши, и это служит точкой отсчета Мироздания.)

  Работали с материалом на репетиционной базе в корабельном институте, где до того короткое время базировался «Аквариум». А вскоре произошло и боевое крещение нового коллектива - их попросили выступить на студенческих танцах. Задерий: «Попросили нас сыграть для местной публики - на танцах для студентов. Мы nереоделись. Паша надел на голову консервну юбанку, привязав ее проводком, Шаталин - на голое тело - фрак, уменя была кепка лихая и футболка с надписью «Эйр Франс»: короче, выглядели мы «цветно». Вышел Терещенко, обоявил, что выступает группа «Алиса». Мы выскочили на сцену с криком: «Ха­ а!», ударили по струнам, публика обернулась... и побежала. Бегом! Вся! Не сговариваясь! Мы после третьего аккорда остановились, и мне пришлось в микрофон кричать: «Ребята, стойте, мы, собственно говоря, ничего против вас не имеем...». Я впервые такое видел - а ведь до этого много играл на танцах. То ли мы принесли какую-то энергетическую волну, то ли что, но ситуация была просто абсурдная. Остановились они метрах в десяти - стоят, на нас nоглядывают. Было такое ощущение, что Змей Горыныч выскочил на сцену, поклацывая зубами и попыхивая огнем... Ну, вернулись они обратно, послушали все, потом даже начали танцевать...». Вот такой дебют!

  Итак «пробная» программа называлась «Синтезатор Сладострастия», но первым серьезным проектом, вынесенным группой на суд зрителей II-го фестиваля Ленинградского рок-клуба, явилась программа «Кривозеркалье». Именно во время этого выступления Кинчев в первый раз услышит «Алису» и подумает, что хотел бы играть и петь с этой группой... Однако не будем забегать вперед. Вокалистом в только что созданную группу «Магия» Задерий пригласил своего знакомого Петра Самойлова, лидера распавшейся к тому времени студенческой группы Ленинградского Электромеханического института «Золотое время». Но спустя некоторое время Задерий счел, что в группе недостаточно музыкантов, и привел в коллектив саксофониста Бориса Борисова. Это сильно задело Петра Самойлова, который в свое время этого самого Борисова в свое «Золотое время» не взял. В итоге Самойлов из группы ушел, а Борисов по совместительству стал еще и вокалистом. Так, потихоньку, мы подошли к моменту, когда «Магия» стала называться «Алисой».

  Как мы помним, собственно, «Алиса» - это было прозвище самого Задерия, любившего ролевые игры и отождествлявшего себя с героиней книги Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес». (Кроме Алисы в группе «Хрустальный шар» жил-был еще один персонаж этой книжки - Андрей Христиченко, Белый Кролик.) В связи с прозвищем женского рода Задерию приходилось частенько доказывать окружающим, что дело совсем не в гомосексуализме, а в психологии. Представъте, сидят три гарных хлопца: Майк Науменко «Зоопарк», Задерий и Игорь Гудков (он же Монозуб, он же Панкер, известный в то время звукооператор). Майк звонит домой и говорит жене: «Я здесь с Панкером и Алисой. Нет, Алиса это не женщина, это мужчина...». Психология - дело тонкое... Говорят, что имя Алиса в качестве названия для группы тоже прошло не гладко, президент Лениниградского рок-клуба Николай Михайлов восставал: «Ну что вы женское имя придумали! Возьмите любое мужское!» Но потом сдался. Тексты песен для «Алисы» в тот период писал Илья Утехин. Признаем, что парню это делало изрядную честь, поскольку Илье тогда было от силы 16 лет, а исполнители песен на его тексты уже были по меркам старшеклассника взрослыми дядями. Илью в «Алисе» ценили, и на его удостоверении для прохода в рок-клуб значилось, не больше не меньше, «Поэт группы «Алиса», так-то. (В настоящее время доцент Илья ВладимировичУтехин преподает лингвистику и семиотику в Европейском университете в Санкт-Петербурге).

  Итак, в «Алисе» периода «Кривозеркалья» (в 1984 году) играли и пели: Святослав Задерий - «отец идеи», вокал, бас-гитара; Андрей Шаталин - гитара; Павел Кондратенко - клавиши; Михаил Нефедов - барабаны; Борис Борисов - вокал, саксофон. Забегая вперед, заметим, что из всех перечисленных старожилов «Алисы) на протяжении всей ее многолетней истории неизменно присутствовал в составе только барабанщик Миша Нефедов. Который и до сих пор успешно барабанит в группе.

  Михаил Александрович Нефедов родился 10 января 1960 го­да в Ленинграде. Вспоминая об истоках своей музыкальной карьеры, он не раз повторял, что все началось с большого дивана, который стоял у Нефедовых дома. Подрастающий Миша, бывало, лупил по нему палкой, и получалось очень мощно. Так что, когда его пригласили барабанщиком в дворовую команду, поставил условие: «Берите и диван. Видите, какой у него звук? Если у барабанов будет такой же, я буду играть у вас». Окончив школу, Михаил Нефедов поступил в техникум связи и одновременно - в джазовую школу, в которой, кстати, учился и Задерий. Правда, Задерий ушел оттуда за два года до того, как там появился Нефедов, поэтому они познакомились позже. Вспоминает Нефедов: «Познакомились мы так: у Задерuя была своя команда (забыл, как называлась), и его барабанщик должен был уйти в армию. Об этом мне рассказал мой однокашник Вовка, которыйв месте с Задерием учился в техникуме приборостроенuя. Вот мы с ним съездили на репетиционную точку к Задерию в дк «Невский». Однако барабанщика в армию не взяли, и я оказался за бортом шоу-бизнеса. Прошел год, и однажды - звонок в дверь. Открываю ­ стоит Задерий с каким-то парнем. Я его даже не сразу узнал. Он говорит: «Привет, помнишь, ты приходил к нам на точку? Видишь, какая штука: я всех выгнал, этот парень - гитарист, нужен барабанщик»... В общем, я согласился, и так возникла группа «Хрустальный шар»... (интервью газете «Шабаш», N 3, Тула, 1993).

  Возвращаясь к «Алисе» образца 1984 года, отметим, что Задерий был, конечно же, идейным вдохновителем коллектива, его стержнем. И нельзя сказать, что у него совершенно не было голоса или слуха - настолько, что он не мог бы петь сам. Но в силу своей эмоциональности Святослав не мог ограничить для себя сценическое пространство микрофонной стойкой - и частенько промахивался мимо микрофона. Поэтому коллектив постоянно искал вокалиста. В «Хрустальном шаре» пел Андрей Христиченко, в «Алисе» - Борис Борисов, которому в наследство от Христиченко досталось прозвище Кролик. Ни тот, ни другой, видимо, не несли в себе выраженной творческой позиции, а только иллюстрировали идеи лидера группы - Задерия. Борис Борисов в «Алисе» продержался недолго. После его ухода в том же 1984 году группа снова озаботилась поисками вокалиста. И тут подвернулся Кинчев.

  Москвич Константин Кинчев родился 25 декабря 1958 года (около часа ночи, если это интересно ярым поклонникам). Когда Косте было около 7 лет, он в первый раз убежал из дома. Подбив двух своих дворовых друзей в сотоварищи, Костя собрался к Черному морю, где планировал выкопать на берегу клад, построить пиратский корабль и зажить, наконец, нормальной жизнью ­ чего в Москве-то прозябать?! Беглецов поймали в электричке навыезде из Москвы... Когда семья выезжала летом на дачу в Подмосковье, любимым занятием Кости было уйти одному в лес, к тому месту, где к дереву были привязаны качели на двух веревках. Покачиваясь на доске, он представлял себе, что муравьиная тропа на земле - это город и мельтешащие фигурки людей. А сам он, соответственно, летит над ними на приличной высоте... В 1966 году Костина мама, преподаватель ВУЗа, купила ему магнитофон «Днепро» И записала кассету «Beatles», стремясь заинтересовать сына английским языком. Костя стал слушать «Rоlling Stones», а английского не выучил до сих пор. Летом 1972 года Костя поехал в пионерлагерь «Звездочка», рядом С которым располагался палаточный лагерь хиппи. Оттуда Кинчев привез устойчивый интерес к творчеству «Вlack Sabbath» и, кроме того, те три первых блатных аккорда, с которых начинает всякий, кто берет в руки гитару. Через год он уже пытался играть«Led Zeppelin», и в 1973 году сочинил свою первую песню. В 1974-ом Костя собрал группу «Круг Черной Половины». А ещечерез два года в московском районе Тушино появился следующий коллектив - «Сломанный воздух». Летом играли на танцплощадке в Красногорске. Репертуар состоял из «Black Sabbath», «Led Zeppelin» и «Deep Pиrple», правда пелось все не на английском, а на так называемом «птичьем» языке... В тот же год Кинчева пригласили в университетский ансамбль «Золотая середина» вокалистом, но Константина хронически не устраивали крайне пафосные тексты и он «немного с ними порепетировав, свалил»... Следующий состав, собранный Кинчевым, назывался «Забвение». После этого вплоть до 1983 года Константин пребывал в состоянии затянувшегося простоя, правда, успел год проучиться в хоровом училище при Большом театре и получить высшее экономическое образование в Кооперативном и Технологическом институтах. В 1983 году Кинчев собрал группу «Зона отдыха» и записал одноименный альбом, состоявший исключительно из собственных песен. (Впоследствии именно эти опусы составят альбом «Джаз».) Коллектив не дал ни одного концерта, но сразу попал в список запрещенных в Москве. В 1984 году Кинчев, посетив Питер, познакомился с Майком Науменко и с его подачи записал за ночь альбом, который так и назвали - «Нервная Ночь». На этом самом альбоме Майк должен был озвучить партию бас-гитары, но запил и не пришел. Тогда Панкер (он же Монозуб, он же Игорь Гудков, на студии которого вТеатральном институте дело происходило) срочно нашел Майку замену - басиста и лидера «Алисы» Святослава Задерия. В тот день они вошли в студию в два часа дня, а вышли в два часа ночи уже со сведенным альбомом. После чего Задерий пригласил Кинчева в группу «Алиса» на место вокалиста. Кстати, кроме Кинчева и Задерия в записи «Нервной ночи» приняли участие гитарист Андрей Заблудовский и барабанщик Алексей Мурашов, более известные как участники группы «Секрет»... Правда, по версии Задерия, с Костей Кинчевым он познакомился раньше, в мужском туалете ленинградского рок-клуба. «Ко мне подвел его Панкер и представил как своего знакомого из Москвы. Он был симпатичный мальчик с пронзительными угольно-черными глазами, с челочкой, ниспадающей на нос и с точечкой на кончике этого носа. Я не обратил на него никакого внимания...» - так Святослав Задерий воспроизвел исторический факт своей первой встречи с Кинчевым...

  Вспоминает Михаил Нефедов: «Приходит на репетицию Задерий и говорит: мол, был в Москве, познакомился через Андрея Заблудовского с парнем - зовут Костя, сочиняет и поет. Музыканты «Секрета» помогли ему записать альбом «Нервная Ночь». Послушайте кассету, может, понравится...». Мы послушали. Мне, кстати, совсем не понравилось - говорю, гребенщиковщина какая­то, на фиг нам это надо? Славка говорит: парень завтра приезжает, давайте попробуем, можеm, что и получится. Приехал Кинчев, скромный такой. И знаешь, с первой репетиции как-то покатило, мы сразу за один присест сделали шесть вещей - основу будущей программы «Энергия»...». «Шабаш» №3, Тула, 1993).

  Поначалу Кинчев не планировал навсегда связывать себя с «Алисой», а согласился лишь помочь исполнить и записать старую программу «Алисы», не более. В идеале, ему хотелось работать с разными составами и время от времени менять имидж целиком. «Алиса» казалась ему группой, с которой можно было исполнять «энергичные» песни, для песен «задумчивых» - по его тогдашнему мнению - требовался иной коллектив. Константин ощущал себя одиночкой, стоящим в стороне от всех, этаким наблюдателем.

  Однако нельзя забывать, что ко времени появления Кинчева в «Алисе», его роль - как вокалиста - не подкреплялась лидерством. Поначалу Костя с неудовольствием отмечал, что Задерий старается перекроить его на свой лад, стремясь вписать нового певца в свою концепцию. Но у Константина имелась программа, состоящая из собственных песен, и «Алиса» уже начала ее репетировать. В данной ситуации Задерий, не желающий корректировать свои взгляды на роль Кинчева, в общем-то, сам подготавливал конфликтную ситуацию, если хотите - сам подписывал приговор своему дальнейшему пребыванию в составе группы...

  Действительным триумфом "Алисы" стало выступление на III-м фестивале ленинградского рок-клуба (8 марта 1985 года). Вот описание этого концерта «Алисы», появившееся в ныне раритетном 2 номере московского самиздатовского журнала «Ур­лайт», вышедшем в том самом 1985-м: «...«Алиса» играла в первый день... Я слушал «Алису» лишь однажды - этой зимой, и меня тогда хватило лишь на три песни. Здесь, правда, с «Алисой» выступал сногсшибательный - по рассказам - вокалист из Москвы Константин «Доктор» Кинчев, так что я решил заглянуть в зал. Уже по одному процессу появления музыкантов на сцене под какую-то смурную фонограмму, я понял - дальше будет хорошо, а одно движение пальцев кистей рук «Доктора» Кинчева привело меня в восхищение. Первая же песня - «Экспериментатор» - страшной силы хит! Дальше - круче, а через 25 минут все кончилось, оставив меня в состоянии потрясения и убеждения, что ничего лучшего на фестивале точно не может быть. Музыка «Алисы» - это жесткая «новая волна», пост-панк (в основном черное, немного красного и белого) - не совсем сегодняшний день, но стиль настолько выдержан, и стилем настолько все проникнуто, что просто захватывает дух. Все свое, все настоящее... И опятьтаки Кинчев. Кстати, он первым на фестивале опроверг известный миф о том, что и зал де в рок-клубе дурной, и микрофоны плохие, и аппарат, - поэтому, мол, ни одного слова не понять. «Доктор» Кинчев умеет петь в микрофон, он просто умеет петь, он умеет так стоять на сцене и так петь, как не умеет никто. Комсомольцы, конечно, обвинили «Алису» в агрессивности и хождении не тем, каким надо, путем. Приходится отвечать. Такая музыка - это не высвобождение низменных инстинктов и агрессивных наклонностей у не сознательных молодых людей. Это освобождение, это способность внутренне свободной личности выступать или в своем облике, или надевать на себя любые маски и личины...». Какие могут быть комментарии к данной рецензии? Поразительная точность впечатлений, а по поводу черного и красного - так просто пророчество!..

  Летом 1985 года Андрей Шаталин получил диплом железнодорожника и отбыл по распределению на работу в Прибалтику. «Алиса» осталась без гитариста. Тут-то и подвернулся уже знакомый нам Петр Самойлов, который давно нигде не играл, а потому его как тунеядца перестали пропускать на рок-клубовские концерты.

  Петр Сергеевич Самойлов родился 20 ноября 1958 года в Ленинграде. Петя вырос в музыкальной среде, его отец Сергей Дмитриевич играл в ансамбле «Дружба» (аккомпанировавшем Эдите Пьехе) на ударных. Столь редкая профессия главы семьи накладывала авантюрный отпечаток на быт - денег пороЙ нехватало даже на самые насущные потребности, зато посреди комнаты красовалась ударная установка, приобретенная за пять тысяч рублей, что в те времена являлось запредельной суммой... Как правило, в подобных семьях дети рано начинают проявлять Музыкальные способности, и родителям не остается ничего другого как отдать наследника учиться играть на скрипке. Петя Самойлов «скрипел» начиная с трехлетнего возраста, а в четырнадцать выпросил у отца гитару, причем ему пришлось изрядно поклянчить, поскольку большинство уважающих себя музыкантовгитару за серьезный инструмент не считают... Гитару Самойлов осваивал сам, и долгое время играл один, пока кто-то из друзей не познакомил его с группой «Золотое время», в репертуаре которой песни Самойлова заняли достойное место. Потом Петр Самойлов недолго выступал в составе Владимира Козлова «Союз любителей музыки», после чего был приглашен Задерием в прообраз «Алисы» - группу «Магия». Историю несогласия Самойлова с появлением в «Магии» вокалиста Борисова (стимулировавшую уход Петра) мы уже знаем, ивслед за этим он в течение года пел в «Патриархальной выставке»... Наконец, после отбытия Андрея Шаталина в Прибалтику, Задерий вспомнил о Самойлове и пригласил Петра в «Алису» на место гитариста - благо, причины раздора в лице Борисова уже не наблюдалось. А вот как описывает свою первую встречу с Самойловым Кинчев: «С Петей первая встреча была на станции метро «Горьковская». Мы вышли - Задерий говорит: "Вот, этот пapeнь". Стоит такой: брюки клеш с отворотами, пинжак, рубаха с петухами навыпуск, челка. Пошли к нему домой. Его комната выглядела так: обоев нет, на стенах обрывки газет, бычки на полу слоем, две шконки - его и брата Паши. И шкаф стоит. И куча бутылок... Ну, вот. Я его загрузил грандиозностью задач. Сказал, что буквально через неделю мы садимся записывать альбом...».

  Так в «Алисе» появился новый гитарист, который для начала нота в ноту выучил все партии уже уехавшего в Вильнюс Шаталина. Это оказалось не самым сложным делом, поскольку осталась запись концерта, программа которого впоследствии целиком вошла в альбом «Энергия»...

  В середине 80-х ни одна из профессиональных студий Советского Союза не предоставила бы свои возможности обитателю андеграунда, тем более столь импульсивному как «Алиса». Но питерскому рок-движению, бесспорно, повезло - именно в Ленинграде производил свои глобальные исследования в области звукозаписи продюсер-энтузиаст Андрей Тропилло. К 1985 году в его активе уже были известные всей стране работы над альбомами «Машины времени» и «Аквариума», «Зоопарка» и «Кино». А после триумфального выступления «Алисы» на III фестивале Ленинградского рок­клуба Тропилло задался целью зафиксировать на магнитной ленте новаторский саунд будушего лидера отечественной рок - сцены.

  Работа над альбомом началась в июне 1985 года и завершилась лишь через полгода. Процесс записи проистекал сложно, во многом из-за того, что «Алиса» двигалась сугубо индивидуальным путем, а преодоление любой целины требует максимального труда. К тому же и внутри самой группы не сушествовало единого мнения по поводу результата, к которому надо стремиться. В итоге начавшихся конфликтов из студийной работы «выпал» 3адерий, успевший записать лишь часть басовых партий. На помощь «Алисе» был привлечен целый десант небезызвестных исполнителей: Куссуль (скрипка) и Курехин (клавишные), Гаккель (виолончель) и Рахов (саксофон), а кроме них - никому неизвестный саксофонист Михаил Чернов, впоследствии ставший участником «ДДТ». Сам Тропилло сыграл на флейте в композиции «Мое поколение», а так­же поучаствовал в подпевках.

  Во время записи Тропилло использовал уникальные технологии и, ощушая будущий альбом глобальным, не считался с колоссальными трудо затратами. Настоящим шедевром стала студийная версия песни «Ко мне». Вот что говорит о процесс записи сам продюсер: «Мы делали эту песню по ночам в течение полугода... В ней «склеек», наверное, штук сто. Каждый вдох, каждый выдох - там все «вклеено» маленькими кусочками... На итоговом смикшированном варианте чего только нет: и смещение скорости, и нарушение ритмов... Спустя годы я слушаю эту песню и обалдеваю - как все сделано точно и вовремя. Я забил столб и не вижу рядом никого, кто был бы способен повторить подобное».

  Чтобы усилить энергетику альбома и насытить его информационно по максимуму, на готовую запись был наложен еще один звуковой слой, составленный из минидиалогов и отдельных реплик литературной классики преимущественно отечественного производства. Таким образом соратниками «Алисы» стали Булгаков и Гоголь, Александр Островский и даже Бодлер. Результатом многочисленных новаций стало рождение уникального синтетического звукоряда, который - надо признаться - не всеми оценивался положительно. Вот как о нем отзывался 3адерий: «Альбом сводился без меня, и половина того, что там планировалось в аранжировках, загублено... В итоге получилось тридцать процентов от того, что могло получиться». Однако и кроме заинтересованного 3адерия критики было предостаточно. Да и сам Кинчев впоследствии нашел емкие слова: «Этобыла наша первая студийная работа, и по большому счету мы оказались к ней не готовы... На мой взгляд, студийный альбом ­это качественная фотография того, что собой представляет коллектив. Чем тоньше звукорежиссер, тем качественней он делает фотографию. А мы с Тропилло чрезмерно увлеклись экспериментами в аранжировках, наложениями голоса на голос, дабл­треками». Подобная самокритичность заслуживает уважения, но - на другой чаше весов - плюсов у новой записи было тоже немало. Ведь в альбоме, по определению Кинчева, «был хулиганский саунд, как зубная боль». А самое главное - именно после этого альбома «Алису» приняли и полюбили миллионы молодых людей, а сама группа встала в первый эшелон отечественной рок-музыки...

  В 1986 году с «Алисой» стали происходить удивительные вещи. Московский самиздатовский журнал «3омби» под редакцией Натальи «Кометы» Комаровой в середине года опубликовал «хронику» событий в «Алисе». Выглядело это следующим образом: «ПОНЕДЕЛЬНИК - «Алиса» развалилась. ВТОРНИК ­«Алиса» сошлась. СРЕДА - «Алиса» развалилась. ЧЕТВЕРГ ­рыбный день. ПЯТНИЦА - «Алиса» сошлась. СУББОТА - «Алиса» развалилась. ВОСКРЕСЕНЬЕ - «... И от тайги до британских морей...». ПОНЕДЕЛЬНИК - «Алиса» сошлась», и так далее. В это время два лидера одного коллектива «выясняли отношения». Задерий был «отцом-основателем», что, конечно, давалоему известные преимущества. Кинчев обижался. «Есть группа «Алиса», а есть Костя Кинчев, - говорил он. - У нас со Славой очень странные отношения. Наша группа то собирается, то распадается. Слава думает еще что-то предпринять с Шевчуком из«ДДТ»...» (Рок-курьер Харьковского рок-клуба, N22, август1986). Задерий действительно вел переговоры с Шевчуком, собиравшим питерский состав «ДДТ», и его пригласили в качестве бас-гитариста. Однако на репетицию Задерий не явился... Кинчев в свою очередь подумывал о запасном проекте. В момент записи «Энергии» В Москве у Константина сложился состав под названием «Лаборатория». Мы уже упоминали: Кинчев считал многие свои песни противоречащими эстетике «Алисы», и для их реализации необходим был другой коллектив. А в этот момент в «Алису» «из дальних странствий» вернулся Андрей Шаталин. Универсал Самойлов мгновенно переквалифицировался в басиста, заняв вакантное после ухода Задерия место...

  ...Святослав Задерий окончательно покинул «Алису» в 1986 году. Он так и не смог смириться с ролью «второго плана» в тени доминирующего соперника. Надо сказать, что Задерий последовательно проповедовал идею коллективного творчества (сам он сочинял песни достаточно редко), что - по его представлению ­ давало ему некие права на последующее исполнение тех композиций, в работе над которыми он принимал участие. В последствии Святослав позволял себе во время собственных выступлений исполнять песню («Экс­периментатор» с другим составом музыкантов, более того - абсолютно в ином ключе. (Подобное своеволие сильно обидело Кинчева.) Окончательно автономное плавание Задерия оформилось в 1987 году, когда он собрал группу «НАТЕ»(имеет разный смысл на русском и английском языках) и с тех пор наблюдал за «Алисой» со стороны...


© Наталья Челищева



© Святослав Задерий, 2009